Сибстрин: славные традиции ответственного строительства

  • НГАСУ (Сибстрин)
  • НГАСУ (Сибстрин)
НГАСУ (Сибстрин)
НГАСУ (Сибстрин)
25 января 2016

Сибстрин: славные традиции ответственного строительства

О богатой истории НГАСУ (Сибстрина) и грядущих перспективах — ректор Юрий Сколубович

В этом году Новосибирскому государственному архитектурно-строительному университету (Сибстрин) исполняется 85 лет. Будучи одним из старейших строительных вузов в Сибири, он заслуженно пользуется высочайшим авторитетом в России и за ее пределами в деле подготовки первоклассных инженеров-строителей, а также научных кадров — кандидатов и докторов наук.

 

— Юрий Леонидович, история университета богата на события и знаменитые имена. Какие важные вехи вы хотели бы отметить на этом долгом пути, какие изменения произошли в последнее время?

— Наш университет был первым вузом строительного профиля на территории Сибири и Дальнего Востока. Он был образован в 1930 году на базе инженерно-строительного факультета Сибирского технического университета (г. Томск) в соответствии с приказом ВСНХ СССР. Вуз получил наименование Сибирский строительный институт (сокращенно — Сибстрин).

Во все времена мы поддерживали и развивали традиции качественной подготовки специалистов строительной отрасли.

Сибстрин был единственным строительным вузом в стране, который продолжал работать даже во время Великой Отечественной войны.

Несмотря ни на что продолжала проводиться научная работа, защищались кандидатские диссертации, шла подготовка кадров, которые потом восстанавливали пострадавшие от бомбежек города.

Мы гордимся своей историей. До войны и после сибстриновцы принимали непосредственное участие в строительстве нашей великой страны.

Продолжая славные традиции, мы устремлены в будущее и планируем развиваться в сегодняшних реалиях.

Вместе с другими университетами России мы перешли на двухуровневую систему высшего профессионального образования. Состоялся последний выпуск инженеров-специалистов, которых готовили по пятилетней программе.

Со следующего года университет будет готовить только бакалавров и магистров. Специалитет будет продолжать существовать в новых условиях — с шестилетней подготовкой.

 

— Поможет ли строительной отрасли чёткий водораздел «бакалавр–магистр» или, напротив, усложнит восприятие профессионального образования?

— Мы должны просто принять это. Можно по-разному относиться к реформе высшей школы, говорить о том, что у нас была отличная подготовка специалистов-инженеров, и какие-то элементы не удалось сохранить в новой системе.

Как бы там ни было, существуют объективные глобальные тенденции, и российские вузы должны были подстроиться под мировую систему двухуровневого образования.

Мы хотим, чтобы наши выпускники могли составить конкуренцию зарубежным специалистам, чтобы они были востребованы за рубежом и могли спокойно передвигаться по всему миру.

Кроме этого, наш университет сможет приглашать специалистов из других стран. С этой точки зрения переход на двухуровневое образование, безусловно, благо.

Но для того, чтобы выпускники чувствовали себя комфортно, необходимо менять мировоззрение работодателей. Они мыслят простыми категориями: четырехлетнее образование — значит, не доучился; шестилетнее — зря время терял, переучился. Вот с этим восприятием мы всеми силами боремся.

Бакалавр — это тоже выпускник высшей школы. Существуют четкие критерии, которым он должен соответствовать, определенные знания, с которыми он придет на производство, так же как специалист-инженер прежде.

Безусловно, для того, чтобы выпускник мог приступить к работе на определённом участке и перейти на инженерную должность, он должен пройти обучение, адаптироваться к производству. Просто к этому не надо относиться таким образом, будто выпускник с высшим образованием должен быть априори готов к любой работе, а если это не так, то он и не специалист вовсе.

Очень важно понимать, что любой человек должен учиться постоянно, повышать свою квалификацию.

Те работодатели, которые дают своим сотрудникам возможность посещать обучающие семинары, в итоге имеют более продвинутых специалистов, чем те, кто просто использует те знания и умения, которые человек получил во время обучения в вузе.

 

— А насколько востребованы выпускники-магистры? Не чувствуют ли они себя ущемленными, если работодатель рассматривает их наравне с бакалаврами?

— Важно понимать, какие этапы проходит человек, чтобы стать магистром. Он уже прошёл ступень бакалавриата. Однако он понял, что хочет связать свою дальнейшую жизнь с исследовательской деятельностью.

Магистерская диссертация, которую он защищает, более глубокая, имеет большую научную ценность, чем выпускная квалификационная работа бакалавра. Естественно, после магистратуры ему открывается путь в аспирантуру, это будет уже третья ступень.

Таким образом, мы готовим как студентов, заинтересованных в получении практических знаний, так и теоретиков, исследователей, которые в дальнейшем будут формировать научную базу строительной отрасли.

А что касается востребованности на рынке труда — это вопрос уже не только к нам. К сожалению, пока мы не видим со стороны большинства строителей осознания, что образование — не односторонний процесс. Нужно совместно с работодателями определить, кого готовить, в каких специалистах они нуждаются.

Понятно, что сейчас кризис, и не все хотят и умеют мыслить категориями завтрашнего дня. Однако я считаю, если компания хочет развиваться, она должна смотреть на перспективу и плотно работать с университетом.

 

— Научное сообщество отмечает, что кризис сейчас переживает и высшая школа.

— Вы слышали про такое явление, как оптимизация высшей школы? Мы сейчас как раз переживаем все реформы, и некоторые из них весьма болезненны. Общество ощущает недостаток инженеров, но эта проблема так и не получила должного внимания. Мы не видим ни пропаганды, ни каких-либо преференций для подготовки инженеров.

Более того, проблема начинается со школы. Единый государственный экзамен не стимулирует школьников к сдаче математики и физики. Это ограничивает ребят при поступлении в вуз.

Считаю, что раньше ситуация была гармоничнее. Школьник сдавал все предметы в школе, а затем приходил в университет, уже понимая, что сдать математику и физику не так сложно, как кажется.

Абитуриенты раньше куда как более осознанно подходили к вопросу поступления. Ну а кто такой школьник? Он ещё толком не понимает, что ему надо. Может, ему и не стоит поступать в вуз сразу со школьной скамьи, а хотя бы год подумать, осмотреться.

В советское время только 30% выпускников поступали в университеты, а 70% — либо в средние специальные учреждения, либо сразу шли на производство, в сельское хозяйство. Тогда любой труд был почетен.

Сейчас 80% выпускников штурмом берет университеты, потому что быть юристом-экономистом престижнее, чем рабочим. А куда потом пойдут все эти экономисты? Они окажутся невостребованными.

 

— Какие проблемы, помимо ЕГЭ, кажутся вам наиболее значимыми в сфере образования?

— Уходит старое поколение. К сожалению, многих великих архитекторов, которыми мы гордились, уже нет в живых. Им на смену приходят не всегда компетентные специалисты. А чему они смогут научить следующее поколение?

В НГАСУ как раз ведется подготовка квалифицированных кадров для строительной отрасли, в том числе и архитекторов. У нас есть программы, стандарты, научная база. Мы видим проблемы города. Ведётся постоянный сбор информации и последующий анализ «болевых точек». Мы готовы исправлять эти недостатки. Кроме того, университет занимается научными разработками.

Государство ограничило многие зарубежные поставки, и настала пора переходить на отечественное производство. А где взять инженеров, разработки, если не будет собственного потенциала для развития? Поддержка научных школ должна быть постоянной, несмотря на то, что окупить эти инвестиции удастся не сразу.

Должна быть мотивация работать и учиться. Я был за рубежом, разговаривал с коллегами и знаю, что на Западе жесточайшая конкуренция на рынке труда. Студенты всё свободное время проводят в библиотеках. Они понимают, что их дальнейшая жизнь зависит от того багажа знаний, который они получат в университете.

И своим студентам я всегда говорю, что сегодня мир открыт, в любой момент оттуда могут приехать первоклассные специалисты и оставить без работы тех, кто живёт по принципу наименьшего сопротивления.

Выпускник с хорошим дипломом может получить работу, но если он с ней не справится, никто не будет его содержать. Человек должен много работать, постоянно учиться, стремиться к повышению квалификации. Только тогда он будет востребован.

Публикации по теме
Другие материалы
  • Константин Боков Константин Боков: Мы всегда выходили из кризисных ситуаций

    Президент Ассоциации строителей и инвесторов Новосибирска и Новосибирской области — о том, как строительная отрасль переживает кризис

  • Пора хакнуть реальность! Пора хакнуть реальность!

    В аккаунте «Клуб мышления Новосибирска» в соцсетях сообщается, что этот клуб – часть сети «региональных сообществ, объединенных интересом к развитию мышления и решению интеллектуальных задач». На базе клубов мышления в «точках кипения» с прошлого года начала действовать сетевая образовательная программа для освоения различных методов и техник мышления. Это происходит в форматах лекций, мастер-классов, решения задач, онлайн-курсов и, конечно, соревнований.

  • Андрей Травников принял участие в церемонии вручения боевого знамени НВИ имени генерала армии И.К. Яковлева

    Губернатор Новосибирской области Андрей Травников принял участие в церемонии вручения боевого знамени Новосибирскому военному институту имени генерала армии И.К. Яковлева войск национальной гвардии Российской Федерации. Знамя начальнику военного института Сергею Куценко вручил статс-секретарь – заместитель директора Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации – главнокомандующего войсками национальной гвардии РФ Сергей Захаркин.